s16n425 (s16_n425) wrote,
s16n425
s16_n425

Воронеж. Церковь Иоанна Богослова


(фото 1920-х)

У подошвы правобережных холмов вдоль овражной улицы Чернышевского еще два десятилетия назад торчала одинокая звонница. Это были остатки церкви Иоанна Богослова, которой улица обязана своим прежним, отнюдь не революционно-демократическим названием.

Евангелист Иоанн Богослов, как и родной брат его Иаков, был родом из Вифсаиды. Вскоре после своего крещения Иисус Христос призвал братьев вместе с Андреем Перво званным к апостольскому служению. Иоанн Богослов последовал за Спасителем и стал возлюбленным и ревностным Его учеником. Распятый на кресте, Иисус Христос поручил попечению Иоанна свою мать, Пречистую Деву Марию, которая стала жить в его доме вплоть до блаженного Успения. После ее смерти Иоанн Богослов разделял труды благовествования с апостолом Петром, затем переселился в Малую Азию, в город Эфес, где опекал христианские церкви.

В царствование императора Домициана (81—96 годы) Иоанна в оковах отвели в Рим, где долго истязали, а затем сослали на остров Патмос. В ссылке апостол написал Апокалипсис («откровение»), ставший одной из книг Нового Завета. Апокалипсис содержит пророчества о конце света, о борьбе между Христом и антихристом, о Страшном суде и грядущем воскресении верующих.

В 97 году Иоанн Богослов вернулся в Эфес и умер здесь в царствование Траяна, имея от роду более ста лет. Поминовение его отмечается в день кончины, 26 сентября (9 октября).

Апостолу Иоанну Богослову была посвящена церковь на берегу реки Воронеж. Основание ее относится к 1676 году, когда часть приречных дворов воронежцев решила отделиться от церкви Успенского мужского монастыря. Рязанский митрополит Иосиф (тогда еще собственная епархия не была учреждена) разрешил построить приходскую церковь Успения Пресвятой Богородицы с приделом во имя апостола Иоанна Богослова. В благословенной грамоте упоминался уже и священник, отец Василий. Как предполагал архимандрит Димитрий (Д. И. Самбикин), в 1676 году началось строительство не всей церкви, а только придела, который десять лет спустя превратили в главную церковь; был также достроен новый алтарь во имя иконы Богоматери «Всех скорбящих радости».

Наверное, постройка не пришлась по душе окрестным обитателям, и они ее продали на своз в пригородную Троицкую слободу. Осталось неизвестным, почему желание жителей слободы иметь собственный храм переменилось и они отказались от его строительства. Здание перепродали в село Богословское, где он стоял еще в конце прошлого века. Вместо него горожане построили у реки новую, тоже деревянную церковь, сгоревшую несколько десятилетий спустя. В ночь с 9 на 10 мая 1748 года в Воронеже произошел сильный пожар. В пепел превратилась вся приречная часть города, Немецкая слобода, жилые дома и казенные здания, почти все деревянные храмы.

В том же году началось строительство каменной церкви. Прежде всего наскоро был устроен один из приделов, освященный 25 октября 1748 года. Через десять лет была достроена и стала действовать вся церковь Иоанна Богослова. В 1799 году расширили придел в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих радости» (праздник установлен в память об исцелении от этого образа сестры патриарха Иоакима Евфимии), для работы был употреблен кирпич от разобранной тесной колокольни. Ее же к 1807 году возвели вновь. Звонница стояла отдельно, не. соединяясь с трапезной, была четырехъярусной и намного выше купола. В нижнем этаже разместились кладовая и лавка.

Строительная хроника Богословской церкви на этом не заканчивается. Около 1820 года в трапезной появился придел во имя апостола Андрея Первозванного. В 1860 году на средства старосты Дмитрия Анохина соорудили новый иконостас для главного алтаря. В 1864 году церковную усадьбу опоясала каменная ограда. С восточной стороны церкви, против главного алтаря, находилась каменная часовня, устроенная над колодцем, в который впадал родник. Часовня с колодцем появились в 1847 году вследствие божественного видения одной прихожанке.

Главной достопримечательностью Богословского храма считалась икона праведной Богородицы «Всех скорбящих радости». Икона «весьма древней живописи», начало ее чествования восходило ко времени пребывания в Воронеже Петра Великого. В 1835 году икона была покрыта 14-фунтовой позлащенной ризой со множеством, драгоценных каменьев. Икона участвовала во многих крестных ходах, ее брали для молебнов городские торговцы в магазинах и лавках, жители в своих домах. В Ильинской и Пятницкой церквах имелись сделанные с этой иконы копии.

Как и при всех приходских церквах, у Иоанна Богослова существовало небольшое кладбище. «Синодик купцов Елисеевых» упоминает там несколько погребений купцов Нечаевых, Сахаровых, Чеботаревых, а также мелких чиновников губернской канцелярии, которая находилась тогда у реки. Вот несколько записей: «1764 года апреля 15 дня представися раб Божий Воронежской губернской канцелярии секретарь Роман Григорьев сын Пахомов, то есть об святой неделе и погребен в приходе Иоанна Богослова в субботу об святой неделе Преосвященным Тихоном епископом; гроб был покрыт кофейною парчею, из которой сшит саккос в соборе».

В 1921 году у алтаря церкви сохранялась на каменном фундаменте чугунная плита с текстом: «Под сею доскою телеса умерших родителей Воронежской канцелярии секретаря Романа Григорьева сына Похомова».

Особо торжественными, с участием всего городского духовенства, были похороны купца Нечаева: «1759 года генваря 6 дня представися раб Божий воронежский купец Стефан Федоров сын Нечаев и погребен в приходе святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова сего ж генваря 10 дня Преосвященным епископом Кириллом со всеми соборными и приходскими священниками, а гроб был покрыт зеленым люстрином, а жития его было от роду 90 лет».

Из числа священников Богословской церкви (а в ней с 1818 года были два штата) в анналах остался белорус Спиридон Шимкевич, оказавшийся в наших краях в дни наполеоновского нашествия. Сын его Федор (1802—1843), преподававший одно время философию в духовной семинарии, стал крупным ученым-лингвистом. Составленный им «Корнеслов русского языка» (1842) был удостоен Демидовской премии. К той же фамилии принадлежал и настоятель Алексеевского Акатова монастыря, а затем глава Воронежской епархии в 1920—1925 годах митрополит Владимир (Шимкевич).

Священник Александр Смирнов 22 сентября 1824 года внес в метрическую книгу запись о рождении днем ранее у «мещанина Савелия Евтеева сына Никитина от жены его Параскевы Ивановой сына Ивана». При крещении воспреемниками младенца от купели были купец Федор Тимофеев сын Бухонов и коллежская регистраторша Елизавета Финогенова дочь Кутянская. Семья будущего поэта жила тогда в начале тихой Богословской улочки недалеко от церкви. В 1842—1847 годах настоятелем Богоявленского храма был отец Павел Эсманский, ставший позднее кафедральным протоиереем в Смоленском соборе. В 1851—1885 годах в церкви служил Федор Андреевич Никонов. Революционную годину здесь встречали Иоанн Путилин и Петр Таиров. В конце 1918 года они составили весьма краткий отчет о наличии в церкви предметов с содержанием золота и серебра. Иконы в нем не значились вовсе, а числились напрестольные кресты (84 и 72 золотника серебра), сосуд с ажурной резьбой с прибором (360 золотников), кадила да лампады.

В конце прошлого века в ограде храма стояла богадельня, где призревались восемь — десять стариков на добровольные пожертвования. Прихожан насчитывалось немногим более трехсот человек; церковь не имела ни земли, ни домов для причта.

В архитектурном отношении церковь Иоанна Богослова не представляла особого интереса, никто из исследователей воронежской старины не уделил ей внимания. Трудно описать ее и мне: чертежи не сохранились, есть лишь изображения разного времени на открытках и послевоенных фотографиях. Строение имело размеры 34 на 18 аршин (24 на 13 метров), храмовая часть была низкой, боковые фасады украшали портики. Над окрестными частными домишками возвышалась колокольня со строгими фасадами. Четыре ее яруса свечой устремлялись вверх. Церковь стояла на бойком месте, на пересечении нескольких улиц — Богословской (теперь улица Чернышевского), Большой Богоявленской (улица 25-го Октября), Большой Успенской (улица Софьи Перовской) и Вознесенской (улица Таранченко).

В начале 1930-х годов церковь закрыли. Снаряды и бомбы ее, укрытую в приречье, почти миновали. В 1944 году в здании значилась ремонтная мастерская Волго-Донского пароходства, возможно, она была там и в тридцатые годы. На рубеже 1950— 1960-х годов храмовую часть и трапезную взорвали, уцелела на десятилетие только отдельно стоявшая звонница. В начале 1970-х годов, когда начали прокладку теплотрассы от ТЭЦ вверх по Большой Богоявленской, взорвали и ее. Церковная усадьба так и осталась незастроенной: место не очень удобное. До недавнего времени здесь стоял пивной ларек, но и его передвинули метров на сто, к переулку Мордовцева, а потом и совсем убрали. Если копнуть землю на этом пятачке, можно сразу наткнуться на фундаменты церковных построек—в глубине земли они избежали превратностей судьбы.


А.Н. Акиньшин "Храмы Воронежа" (1996 год).



Дореволюционная открытка:




Фото 1913г.:




Фото 1940-х:


(архив то альбом)


И еще фото:




Фото 1970-х:




Перекресток, где когда то стояла церковь,




сейчас выглядит так:




Отойти немного дальше назад не получается - позади павильон, контейнеры и трубы...
Общий вид на перекресток:




Также по данной тематике серия постов под метками:



То, чего уже нет


Старый Воронеж


Храмы и монастыри

Tags: Было-Стало, Воронеж, старый Воронеж, то чего уже нет, храмы / монастыри
promo s16_n425 february 25, 2015 21:02 517
Buy for 50 tokens
Приглашаю в свой первый френдомарафон. Лично мне интересно все, если это свое, личное любой тематики - различные увлечения, туризм, путешествия, малоизвестные места, храмы, источники и т.д. и т.п. Но особенно интересны авторские журналы, касающиеся путешествий, архитектуры, каких то…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments